• Полина
  • Лилия
  • Лена
  • Аня
Ежедневно с 10.00 до 20.00
менеджеры ответят на ваши вопросы

Добро пожаловать в эпоху турбулентности

p class="author">Автор: Роберт Кийосаки

Воскресенье 30 сентября, в номере the New York Times опубликованы две статьи, которые могут служить поводом для беспокойства.

Первая статья «Что может разозлить монаха» рассказывает об общественных беспорядках в Мьянме, бывшей Бирме, в которых активное участие принимают буддистские монахи. Прошедшим летом монахи возглавили многотысячную демонстрацию против попыток правительства подавить недовольство по поводу высоких цен на бензин.

На той же странице вторая статья под названием «Дорогое топливо доводит до пожара». На фотографии запечатлена бензозаправка в Тегеране, которая была сожжена этим летом в ходе беспорядков. И снова причиной послужили высокие цены на бензин.

В центре нашей жизни

Обе статьи обращают внимание на то, что цены на нефть и бензин служат причиной общественных беспорядков во всем мире, даже в странах с богатыми запасами нефти. Политикам приходится выбирать между невмешательством в рост цен, как это происходит в Мьянме, и субсидированием расходов на добычу и переработку нефти, чтобы оставить цены на низком уровне, как это делает иранское правительство.

Правительствам дорого обходится сдержЛенаие роста цен на энергоресурсы. Богатый запасами нефти Йемен выделяет 9% своего ВВП, чтобы обеспечить социальную стабильность при повышении цен на нефть. Но главная проблема дешевого, субсидированного топлива заключается в том, что это создает дополнительный спрос, а следовательно, увеличивает расходы правительства. Такие страны, как Иран, Йемен, Колумбия и Нигерия, могут обанкротиться, если они и дальше будут продавать бензин по низким ценам, дабы не вызывать возмущения своих граждан.

Цены на энергоресурсы занимают центральное место в нашей жизни. От этих цен зависит наша способность пользоваться транспортом, отоплением и продуктами питания. Именно по этой причине правительства всех стран мира предприняли все возможное, чтобы смягчить воздействия цен на нефть, которые выросли втрое за последние четыре года. Как сказал Дэвид Голдвин, помощник секретаря по вопросам энергетики в администрации Клинтона, в одной из статей the Times, «некоторые страны скрывают настоящие последствия повышения цен на энергоресурсы для сохранения политической стабильности». Если цены на нефть будут продолжать расти, и, как мне кажется, так оно и произойдет, таких событий, как демонстрация монахов в Мьянме и поджог бензоколонки в Иране, станет гораздо больше.

Жизнь не справедлива

А тем временем мы все чаще ощущаем эти последствия на себе. Недавно я беседовал с Гилбертом, который проработал в моем спортивном зале уже более 15 лет. Он всегда опрятно одет, пунктуален и жизнерадостен, даже в пять часов утра. После того как я закончил тренировку, Гилберт подошел ко мне и сказал: «Я могу задавать Вам вопрос»?

— Конечно, — ответил я. — Что случилось?

— Что происходит с экономикой? — был его осторожный вопрос. — Вы много знаете о деньгах. Что с нами произойдет?

— А Вы как считаете? — ответил я. — Что, по-вашему, происходит в экономике?

— Думаю, что ничего хорошего. Мне не повышают зарплату уже год. Два дня назад нам объявили о снижении оплаты на десять процентов. Нам сказали, что это сокращение происходит из-за того, что растут расходы на содержание этого зала. Менеджеры говорят, что если они повысят цены, то посетители подыщут себе другой спортивный зал.

— А Вы в это верите? — спросил я.

— Да, верю, — ответил Гилберт. — Мне сокращают зарплату, а цены на бензин и продукты питания растут. Думаю, что экономика в плохой форме. Чтобы прожить я пользуюсь своими сбережениями. Я очень обеспокоен.

— Я тоже обеспокоен — тихо прозвучал мой ответ.

— Неужели сейчас у всех финансовые трудности? — спросил Гилберт

— Нет, — ответил я. Богатые станут еще богаче, даже в условиях нездоровой экономики.

— Как же это возможно? — спросил Гилберт. — Мы все живем в одной стране. Как богатый может стать еще богаче, если моя семья становится все беднее. А Вы богатеете?

Я слегка кивнул головой.

— Это не справедливо, — сказал Гилберт.

— Согласен, — ответил я. — Это не справедливо.

Каждый из нас знает таких людей, как Гилберт. У него проблемы, как и у всех остальных, и не важно, сколько у кого денег.

Жизнь дорожает

Это неутешительные новости, но движемся ли мы к депрессии?

Я полагаю, что в мировой экономике будет сохраняться высокий уровень инфляции, и это означает, что цены будут продолжать расти. Наступит ли депрессия или, что наиболее вероятно рецессия, мы столкнемся с гиперинфляцией, и для всех Гилбертов в мире жизнь станет очень трудной.

Будут повышаться не только цены на нефть, но и на продукты питания. По мере того как доллар падает в цене, такие страны, как Индия и Китай, увеличивают импорт продовольствия из США. Это плохие новости для Гилберта, а вот я очень выгодно вложил деньги в компании, которые занимаются производством и экспортом продовольствия в развивающиеся страны.

Эпоха турбулентности уже наступила

Положение ухудшает война в Ираке, расходы на которую составляют $500 000 в минуту. В то же самое время президент Буш отклонил закон о медицинском страховании детей малоимущих родителей. У страны очень серьезные проблемы, если она предпочитает тратить деньги на войну, а не на заботу о своих детях.

Но для всех нас жизнь очень скоро сильно подорожает. Бывший председатель Федерального резервного банка Алан Гринспен недавно высказал предостережение, что «эпоха турбулентности» начнется на рубеже 2010-го — 2011 года, когда бейби бумеры начнут выходить на пенсию.

Как мне кажется, если даже умиротворенные монахи начинают бунтовать, то эпоха турбулентности уже наступила.

© Все права на тексты, фотографии, изображения и дизайн сайта защищены.

ООО «Техпро» , ИНН 7718805565, ОГРН 1107746368300

Телефон: +7 (950) 288-46-75