• Полина
  • Лилия
  • Лена
  • Аня
Ежедневно с 10.00 до 20.00
менеджеры ответят на ваши вопросы

Возвышение Мега-Богатых

Позади первая декада двадцать первого века. Для многих людей этот период оказался неудачным. Новый век начался с паники вокруг «проблемы Y2K», угрозы глобального компьютерного сбоя в связи с переходом на 2000 год. Затем случилась трагедия 11 сентября, за которой последовали две войны, обе затяжные и затратные. Пузырь доткомов и обвал биржи Nasdaq сменился пузырем на рынке недвижимости и ипотечным кризисом, что обернулось беспрецедентным влЛенаием в экономику триллионов долларов в попытке предотвратить глобальную депрессию. В результате мы получили затяжной финансовый кризис, который еще больше расширил разрыв между имущими и неимущими.

Каждому поколению — свои герои. В 60-ых, это были хиппи. К 70-ым на смену пацифизму пришел культ Джона Траволты и диско. В 80-ых, на первый план вышли капиталисты. А в 90-ых тон уже задавали технари, и в то время гики были даже в моде.

Интересно, кто же станет героем первого десятилетия двадцать первого века? Религиозные террористы, которые взрывают небоскребы, или же террористы финансовые, которые обкрадывают налогоплательщиков, сидя в офисах небоскребов? Или начало века прославится крупнейшими финансовыми пирамидами, такими, как аферы Берни Мэдофа и Аллена Стэнфорда, или пирамидами системы государственного пенсионного обеспечения и ПИФов? А может быть этот период запомнится странными политическими союзами, Барака Обамы и Хилари Клинтон, или Джона Маккейна и Сары Пейлин? Или первая декада войдет в историю как эра громких признаний знаменитостей в своих любовных похождениях, как это было с Тайгером Вудсом, Элиотом Спитцером и Джоном Эдвардсом. (Им стоило бы написать книгу в соавторстве под названием «Семья прежде всего».)

Головокружительное начало века

Как бы то ни было, начало двадцать первого века было насыщено событиями. Что же будет дальше? Кто станет новым героем времени и придет на смену хиппи, диско-зажигал, технарей и казанов?

Мне видится, что в ближайшее десятилетие в центре внимания окажется две группы людей. Назовем первую, весьма многочисленную группу — «обиженные». И назовем ее так потому, что эти люди будут «обижены» жизнью. Многие из этой группы — это бывшие хиппи, те, кто весело проводил время в 60-ых, но потом забыл повзрослеть. Но не все они были в свое время хиппи. Многие стали «обиженными» просто потому, что, подобно динозаврам, упустили из виду перемены климата. Они последовали примеру своих отцов, свято веря в то, что главное в жизни — это получить образование, найти работу, купить дом, завести сберегательный счет в банке, положиться на пенсионный план и государственные социальные гарантии, после чего можно счастливо провести остаток дней где-нибудь загородом. Эта формула работала для их отцов, представителей военного поколения, так почему бы ей не сработать и для них?

Однако эта формула не сработала, потому что изменились правила денег. В 1971 году президент Никсон отменяет золотой стандарт и уже в 1974 году появляется прототип пенсионного плана 401(k). В одночасье взлет инфляции съел все банковские сбережения, а в выигрыше оказались дебиторы. Так как исчезли гарантии стабильных пенсий, люди обратились к спекуляциям с недвижимостью и ценными бумагами.

В ближайшие десять лет мы будем все чаще слышать об участи «обиженных»: хорошо образованные, трудолюбивые, некогда успешные и преуспевавшие, они окажутся на задворках жизни, в бедности и зависимости от поддержки государства или родственников.

Новые, Молодые, Процветающие

Во вторую группу, о которой мы будем слышать все чаще, входит новое многонациональное молодое поколение мега-богатых. Это новые плутократы, для которых не существует национальных границ и которые богатеют на глобализации и технической революции. Они возвысились благодаря краху коммунизма, расширению экономической глобализации и тому, как интернет изменил весь мир, сделав информацию и общение бесплатными или почти бесплатными. Большинству из этих людей сегодня около тридцати-сорока лет.

Возвышение нового поколения мега-богатых происходит на фоне отмирания традиционных институтов. Это отмирание охватывает широкий круг отраслей, от музыкального бизнеса и традиционных СМИ до детройтских автопроизводителей, которые уже не в состоянии конкурировать в инновационности, мобильности и прибыльности с предпринимателями из Силиконовой долины, Мумбаи, Шанхая и даже Сибири.

Мы живем в эпоху беспрецедентных возможностей, которыми смогут воспользоваться самые умные, самые упорные и креативные из нас. По мере того как революционные технологии будут ускорять процесс творческого разрушения устаревших отраслей, мы увидим рождение принципиально новых компаний.

В ближайшие десять лет мы станем свидетелями обеднения среднего класса стран Запада, представители которого пополнят ряды «обиженных». Средний класс станет динозавром на современной стадии процесса эволюции. Последствия глобализации и технического прогресса станут своего рода наказанием для тех, кому недостает ума, фортуны или дерзости использовать перемены в свою пользу. Отток технологий в страны с низким уровнем доходов и использование дешевого труда оказали давление на уровень заработной платы в странах Запада, что только усугубляет финансовый кризис для тех, кто смотрит на жизнь по-старому и не следит за переменами.

Беспрецедентная открытость

Мы живем в эпоху беспрецедентной открытости. Как я уже отметил, технологии сделали информацию и общение бесплатными или почти бесплатными. Никогда еще не было столько возможностей как сейчас, однако эти возможности для многих существуют лишь в теории: на фоне обеднения среднего класса социальная мобильность в Америке значительно ослабнет.

В период с 1997 по 2001 год разница в доходах населения выглядела следующим образом:

  • 1.

    на 1% самых богатых приходилось 24% совокупного прироста доходов.

  • 2.

    на 10% самых богатых приходилось 49% совокупного прироста доходов.

  • 3.

    на 50% населения страны приходилось 13% всех доходов.

    До 2008 года эти цифры мало кого интересовали. Мы, словно дети в Диснейленде, игрались с замечательными изобретениями: iPhone, iPod, Twitter, Google, Facebook.

    В это же время растущий пузырь государственного долга создал сюрреальную атмосферу материальной нирваны. Мы могли покупать все, что захотим. Мы могли исчерпывать лимиты по кредитным картам, а потом погашать долги за счет ипотечных кредитов. Кому было дело до того, что 50% населения страны становилось еще беднее? Кому было дело до того, что на 10% самых богатых приходилось 49% совокупного прироста доходов? Кому было дело до того, что 10% населения стало богаче, а остальные 90% — беднее. Нас развлекали, мы следили за модой и стилем, мы покупали дизайнерские побрякушки, сделанные в Китае, дабы показаться богачами, мы могли купить дом своей мечты без первоначального взноса. Чего тут еще пожелаешь?

    В условиях затяжного финансового кризиса разрыв между новой плутократий и «обиженным» средним классом превращается в насущную политическую проблему. В 60-ых хиппи бросили кислоту, и это изменило их образ жизни. Сегодня «обиженные» — крупнейшая демографическая группа (другими словами бейби бумеры, число которых насчитывает около 75 миллионов, к которым принадлежу и я) — могут проснуться и снова изменить свою жизнь. Если это произойдет, никто не сможет предсказать, как изменится политическая ситуация под влиянием их хипповых ценностей. Вот почему вторая декада двадцать первого века будет более важной, чем первая.

    Главной задачей на предстоящее десятилетие станет получение финансовых знаний. Нельзя допустить дальнейшее разрастание материального неравенства. В наших школах должны давать финансовые знания. Неравенство невозможно преодолеть с помощью денег. Это под силу только финансовой образованности. Если мы ничего не предпримем, страшно даже подумать, кто станет символом нового десятилетия.

    Чтобы предсказать будущее нужно заглянуть в прошлое. На протяжении всей истории политическая диктатура возникала в периоды экономических кризисов. Достаточно вспомнить Мао Дзедуна, Сталина, Наполеона или Милошевича.

    В 1933 году, четыре года после кризиса 1929 года, Депрессия породила две политические фигуры: Адольфа Гитлера и Франклина Делано Рузвельта. Многие люди полагают, что Барак Обама ассоциирует себя с Рузвельтом. Это наводит на вопрос: кто тогда возьмет на себя роль Гитлера?


© Все права на тексты, фотографии, изображения и дизайн сайта защищены.

ООО «Техпро» , ИНН 7718805565, ОГРН 1107746368300

Телефон: +7 (950) 288-46-75